рус укр eng
 


finance.com.ua finance.com.ua

Развитие рынка НПФ зависит от доверия физлиц

Негосударственное пенсионное обеспечение — услуга относительно новая для Украины. Большинство частных пенсионных фондов работают не более 1-1,5 года. О том, как теперь живется маленькому, но гордому и быстрорастущему финансовому рынку, «Эі» рассказал директор департамента надзора за негосударственными пенсионными фондами, член Госфинуслуг Андрей Рыбальченко.

 

— Как Вы можете оценить нынешнее состояние рынка негосударственного пенсионного обеспечения?
— Развивается… Динамика хорошая. Об этом говорят два базовых индикатора — темпы роста активов и увеличение количества вкладчиков. По итогам первого квартала активы НПФ составили 63 млн. грн. против 46,2 млн. грн. на конец 2005 г. Участниками НПФ стали уже 106 тыс. граждан. Активнее всего развиваются открытые фонды — в них поступает почти 64% всех взносов в НПФ (участниками открытых НПФ могут быть любые лица, профессиональных — лица, объединенные сферой деятельности, корпоративных — работники компаний, являющихся учредителями или вкладчиками фонда.— Авт.).
— Могли ли результаты быть лучшими, и что этому помешало?
— Немаловажную роль сыграли политические процессы. Одни выборы, затем другие. Многие компании, которые подумывали о внедрении пенсионной программы для своих сотрудников, на предвыборный период заморозили эти планы. Сейчас можно ожидать более оживленного интереса к НПФ.

 

— Удается ли фондам привлекать вкладчиков-физлиц?
— Как ни странно, больше всего таких вкладчиков у профессиональных фондов. У открытых, которые теоретически могут привлекать самый широкий круг клиентов,— поменьше. В корпоративных фондах самый маленький процент.

 

— Можете «нарисовать» портрет компаний, которые заинтересовались пенсионным обеспечением?
— Главным образом, это крупные промышленные предприятия химической, энергетической отраслей, добывающей промышленности. Кстати, неплохая идея. Думаю, мы начнем анализировать эти данные в своих ежеквартальных отчетах.

 

— Намерен ли Госфинуслуг составлять ренкинг НПФ, подобный тому, какой делает Нацбанк для банков?
— Да, причем уже скоро. Наши данные будут включать информацию об активах, количестве участников каждого фонда, обслуживающих его компаниях и т.д. Мы вывесим это на сайте комиссии, и потребители финансовых услуг будут видеть почти все то, что видим мы. Это неплохой ориентир для потенциальных вкладчиков.

 

— Почему правительство с месяц назад отклонило изменения в Закон «О негосударственном пенсионном обеспечении»?
— Этот законопроект разрабатывал Госфинуслуг. У Минфина возник ряд дополнительных предложений, с которыми мы не могли согласиться. В частности, министерство предлагало запретить пенсионным фондам покупать корпоративные облигации путем подписки. Тогда у НПФ остался бы только один способ их приобретения — на вторичном организованном рынке. Предлагалось также исключить ценные бумаги нерезидентов из перечня инструментов, в которые могут быть вложены средства НПФ, и вернуться к вопросу лет так через десять. Еще Минфин решил, что компаниям по управлению активами в договоре с НПФ нужно закладывать определенную гарантируемую доходность. На уровне^ не меньшем, чем инфляция. И сделать базой для расчета вознаграждения КУА полученный инвестиционный доход, а не активы, как сейчас.
Такие изменения подтолкнули бы КУА к более рисковой инвестиционной политике, ориентированной не на сохранность накоплений, а на получение дохода. Кроме того, это рынок, и устанавливать план-минимум нельзя. Даже ставки более стабильных, по сравнению с фондовым рынком, банковских депозитов в течение года менялись несколько раз. И они меньше инфляции у многих крупных банков.
— А какую доходность КУА дают сейчас?
— Сложно сказать. Еще не считали. Участники рынка подняли вопрос о том, чтобы оценивать активы пенсионных фондов по рыночной стоимости. Пока что оцениваем по балансовой. Вопрос в том, что понимать под рыночной стоимостью, и как проводить переоценку. Сейчас наш методологический департамент разрабатывает методику распределения прибыли и убытков, которая и должна учесть эти особенности.
— Допускают ли НПФ правонарушения?
— В прошлом году в ходе проверок мы выявили 29 нарушений. В основном это были неуведомления регулятора о каких-то изменениях и событиях, подлежащих огласке. Допустим, ГКЦБФР выявила нарушение в работе КУА и наложила на нее штрафные санкции. В рамках меморандума о взаимодействии мы узнаем об этом от ГКЦБФР и понимаем, что администратор не проинформировал нас о происшествии.

 

Серьезную меру воздействия применили только однажды. Отозвали у КУА «Независимые финансовые инвестиции» лицензию администратора. (Кстати, эта компания получила лицензию первой, лично из рук Виктора Суслова. Лицензию же отозвали за то, что компания не была обнаружена по месту регистрации, а также потому, что ее программное обеспечение и помещение архива не соответствовали требованиям Госфин¬услуг.— Авт.)
— Как это отразилось на диалоге с рынком? Ведь бывший гендиректор этой компании возглавляет полуживую, но единственную ассоциацию НПФ.

 

— Мы работаем с ассоциацией. По крайней мере, при подготовке нормативных актов консультируемся с участниками рынка.
— Как отразилось на НПФ требование формировать активы инструментами с рейтингом, введенное в январе?
— Влияние этой нормы закона мы увидим, когда будем делать развернутый анализ структуры активов каждого фонда.
—— Будут ли применяться санкции за нарушение этого требования?
— Обнаружив нарушения в инвестиционной политике фонда, мы будем ставить в известность ГКЦБФР, а уже она решит, применять или не применять санкции к КУА. Механизм взаимодействия с ГКЦБФР уже отлажен. Мы информируем их, они нас.

 

— О чем же они вас информировали? Не о том ли, что КУА допускают злоупотребления при размещении активов НПФ?
— Нет.
— Виктор Суслов поднял вопрос о необходимости сконцентрировать надзор за НПФ в одном госоргане. Что думаете по этому поводу?
— Виктор Иванович поднял вопрос о необходимости улучшить взаимодействие между органами, которые контролируют субъектов негосударственного пенсионного обеспечения, и о создании целостной системы контроля. Здесь есть разные пути решения проблемы. Можно объединить комиссии в рамках мегарегулятора, можно построить информационную систему, которая позволит в режиме реального времени иметь доступ к базе данных каждого из органов. Можно совместно проводить комплексные проверки. Создание мегарегулятора предусмотрено программой правительства, и, на мой взгляд, это хорошая идея.

 

— Банки могут открывать пенсионные счета в пределах гарантируемой суммы. Ее размер будет повышен с нынешних 15 тыс. грн. до 50 тыс. грн. (если верить председателю НБУ Владимиру Стельмаху, озвучившему такие планы в марте.— Авт.), что наверняка подтолкнет банки начать работу в пенсионном направлении. Как это отразится на потоке новых вкладчиков НПФ?
— Банкам гораздо удобнее работать через НПФ. Практически все крупные банки так или иначе уже являются участниками системы негосударственных пенсионных фондов — они либо создали собственный фонд или администратора, либо являются хранителями активов НПФ. И я не слышал, чтобы они были не удовлетворены своей ролью.
— Ни один банк не откажется от пассивов длиной в 10-30 лет. Да еще и собственных, а не привлекаемых через НПФ — непростую и недешевую структуру…

 

— Я не думаю, что с повышением размера гарантируемой суммы банки переманят к себе потенциальных клиентов НПФ.
— А внедрение обязательной накопительной пенсионной системы может затормозить развитие рынка?
— Странный вопрос. Если вы работаете в одном месте, но появилась возможность заработать еще и в другом, вы что, откажетесь? Почему государственная накопительная система должна тормозить негосударственную? Взносы в Накопительный фонд будут ограничены 7% фонда оплаты труда, и их будет вносить работодатель. Если предприятие или сам работник захотят и смогут отчислять больше, они пойдут в НПФ.
— Сейчас обсуждается возможность разрешить работникам отчислять деньги в Накопительный фонд сверх 7%...
— Насколько я знаю, речь идет о тех людях, которые определенный период не работали и имели перерыв в страховом стаже. Им дадут возможность доплатить недостающую сумму.
— Из нескольких десятков «старых» фондов на реорганизацию в НПФ нового типа пошли всего пять (по требованию Закона «О негосударственном пенсионном обеспечении», вступившего в силу 1 января 2004 г.— Ред.). Продолжают ли остальные фонды принимать взносы?
— Остальные фонды не имели желания пройти реорганизацию. Они переводят свои активы в другие НПФ.
— Почему ни Госфинуслуг, ни Нацбанк не контролируют деятельность банка «Аркада» в области негосударственного пенсионного обеспечения?
— Потому что это эксперимент. Закон о проведении эксперимента на базе ХК «Киевгорстрой» не предполагает контроль пенсионных фондов банка «Аркада» со стороны НБУ, ГКЦБФР, Госфинуслуг или другого госоргана. Мы не можем заставить их стать в реестр финансовых учреждений.
— Решен ли вопрос с налогообложением администраторов?
— Нет, администраторы продолжают платить НДС. В комитете ВР по вопросам финансов и банковской деятельности лежит уже четыре или пять законопроектов, предлагающих освободить администраторов от уплаты налога. Надеемся, что новый состав парламента рассмотрит вопрос. Сейчас действует пятилетний мораторий на введение новых налоговых льгот, хотя я не считал бы это льготой. В законодательстве сказано, что субъекты негосударственного пенсионного обеспечения не платят НДС. Нужно только расшифровать, кто является субъектом.

 

— Дайте прогноз рынка на ближайшие год-два.
— Все будет зависеть от доверия физлиц к финансовому сектору, частью которого и являются НПФ. С каждым годом доверие растет. Поэтому перспективы очень хорошие. Главное — это жесткий контроль государства за работой пенсионных фондов.
— Являетесь ли Вы сами участником какого-нибудь НПФ?
— Нет — в силу служебного положения. Если б мог, то являлся бы.
Персона

Андрей Рыбальченко родился 5 марта 1973 г. Окончил Киевский государственный технический университет строительства и архитектуры (1990-1995 гг.), обучался в Национальной украинской академии государственного управления при Президенте Украины (1998-1999 гг.). В 1995-1996 гг. был ведущим специалистом в Антимонопольном комитете. С 1996 г. по 2003 г. работал в Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. С 20.06.2003 г. — член Госфинуслуг, директор департамента надзора за негосударственными пенсионными фондами.



© 2008 Всеукраинский администратор пенсионных фондов.